Прошло 1800 дней, а правительственная audi за 2,5 млн продолжает уничтожать. Brejza: это бронированное яйцо кукушки

Сенатор от Гражданской коалиции Кшиштоф Брейза возвращается к делу о правительственном лимузине, в котором в феврале 2017 года путешествовала тогдашняя глава правительства Беата Шило. В Освенциме audi A8 столкнулась с seicento. Водитель пропустил первую машину

Сенатор от Гражданской коалиции Кшиштоф Брейза возвращается к делу о правительственном лимузине, в котором в феврале 2017 года путешествовала тогдашняя глава правительства Беата Шило. В Освенциме audi A8 столкнулась с seicento. Водитель пропустил первую машину колонны, после чего начал сворачивать налево, врезавшись в еще одну машину. В результате автомобиль колонны врезался в дерево. В аварии пострадали премьер-министр, а также офицер бор.

Сенатор Брейза уже несколько лет спрашивает службу и прокуратуру о судьбе автомобиля, который Служба государственной безопасности (позже служба Государственной Безопасности) купила всего за два месяца до аварии. Audi A8 обошлась в 2,5 млн зл. Последнее письмо в МВД политик ко отправил Мариушу Каминскому, главе МВД, 29 сентября этого года. В письме она спрашивает о контрольных действиях против действий, которые предпринимала СОП, чтобы вернуть авто. Сенатор также хочет узнать, знает ли МВД, сколько машина потеряла в цене через четыре года. Ответа пока не последовало.

О машине Брейза он спрашивал еще год назад. Тогда МВД ответило, что «не известен срок возврата транспортного средства», а подходящим адресатом вопроса является окружной суд Освенцима, который, как говорится, «может принять решение о возврате транспортного средства». В 2019 году политик расспрашивал о деле Краковскую областную прокуратуру и краевую прокуратуру. «Нет возможности дать ответ на столь сформулированный вопрос», — ответили в прокуратуре.

В свою очередь, из информации, предоставленной окружным судом Освенцима, следует, что до 4 февраля 2020 года СОП не ходатайствовала о возврате транспортного средства. В январе 2020 года замначальника СОП запросил у суда примерный срок возврата audi.

А как же audi, на которой ездила Шило? «Он теряет в цене сотни тысяч злотых»
Отсутствие интереса к машине за 2,5 млн зл Кшиштоф Брежза объясняет политическими соображениями. — Это чистая, беспощадная политика. Государственное имущество не считается. Не важно, что автомобиль теряет в стоимости сотни тысяч, миллион, полтора миллиона злотых, что происходит истощение национального богатства, — комментирует в Gazeta.pl, — имеет значение только политика. СОП не может завладеть этой машиной, потому что это снова станет громким делом. Журналисты стали бы интересоваться, а СОП пришлось бы делать оценку и решать, что делать дальше с машиной-то ли ремонтировать, то ли утилизировать. Если кевларовая клетка была повреждена, то, скорее всего, ее можно продать или продать на запчасти. Публика увидит государство ПиС во всей красе. Они не двигаются, а автомобиль стоит на колышках в гараже. В течение многих лет. Это невероятно, — говорит он.

В июле прошлого года о судьбе правительственной audi писала Краковская «Газета.ру». Из выводов журнала следовало, что прокуратура не вернет автомобиль для оглашения законного приговора. — Что было бы, если бы мы отдали его, а защищать она нам потом, что не добыто еще каких сведений, важных для разбирательства по факту произошедшего и возврат автомобиля не являются их получить? — заявил информатор газеты из прокуратуры.

Никто не хочет трогать «бронированное яйцо кукушки»
Брейза убеждает, что решения о транспортном средстве находятся на стороне государственных органов. — Решать должны СОП, министр внутренних дел или прокуратура. Ведь именно прокуратура ходатайствует о залоге автомобиля, — говорит сенатор. — Эта машина-бронированное яйцо кукушки. Никто не хочет идти проблему, во главе с министром Kamińskim, который сообщил год назад о возможных нарушениях обязан возбудить дело, сделать аудит, проверяем, каким образом SOP konstruowała заявки на возврат — говорит он.

Сенатор подчеркивает, что прокуратура имеет законную обязанность заботиться о государственном имуществе. Он также не видит причин для того, чтобы разбитая машина продолжала разрушаться на полицейской парковке. — Все мнения составлены, данные с машины разорваны, я не представляю себе ситуации, когда авто все — таки должно быть обеспечено для разбирательства, — оценивает он. — Эксперты, механики прямо говорят, что автомобиль, который не используется, получает больше повреждений и износа, чем тот, на котором вы регулярно ездите. Правительственная audi может оказаться обломками даже не по той причине, что она была разбита, потому что, возможно, после ремонта она могла бы использоваться нормально. Но из — за неиспользования компоненты могут оказаться в таком катастрофическом состоянии, что с ними ничего не поделаешь, — говорит он.

Авария с участием Беаты Шило
Авария с участием экс-премьера произошла в феврале 2017 года. Тогда Беата Шило ехала в правительственной колонне, которая столкнулась с автомобилем марки seicento, управляемым Себастьяном церковником. Водитель пропустил первую машину колонны, после чего начал сворачивать налево, врезавшись в еще одну машину. В результате автомобиль врезался в дерево. В аварии пострадали бывший премьер-министр, а также офицер бор. Суд первой инстанции в Освенциме в начале июля прошлого года постановил, что именно мужчина виноват в непредумышленном ДТП, однако разбирательство было условно прекращено на год. Он также признал, что правила должен был нарушать и водитель бор. Себастьян Костельник был обязан выплатить Беате шило в размере тысячи злотых и офицеру бор, получившим травмы в ходе аварии. Но его освободили от расходов на разбирательство.

От приговора обжаловала и защита, и прокуратура. Процесс проходит в Краковском окружном суде.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.